Один из важнейших показателей общего состояния муравьиной колонии - численность её жителей. Естественно, подразумеваются видовые особенности, потому что для одних наличие 50 особей - это уже много, а других 1000 - слишком мало. А если перейти к плотности расселения колоний, получается интересная картина влияния на других насекомых. Было замечено, что в наших умеренных лесах при повышении плотности муравьиных колоний резко снижается численность клещей. Всем известно, что муравьи не трогают клещей; но тогда как они на них влияют?




Если земля кишит ими, становится неуютно грызунам, особенно за своё потомство. Те покидают нажитые лесные участки, оставляя клещей без основного источника пищи. Вот и получается, что популяция клещей естественным образом начинает резко сокращаться. Из этой небольшой зарисовки следует любопытный вывод: муравьи напрямую влияют на то, какие животные будут проживать в том или ином регионе. И чем выше их плотность, тем сильнее это воздействие. Есть над чем задуматься!


Фото: mosquitosquad

Даже не самые внимательные наблюдатели легко замечают, что на теле многих видов муравьёв легко обнаружить короткие или более-менее длинные шипы. Как правило, они достаточно острые, чтобы порезать мягкую ткань. Предназначение их очевидное - защита от хищников, которые не прочь полакомиться муравьями.




Но есть экзотические виды, которые всем своим видом показывают, что даже помышлять не стоит о том, чтобы с ними связываться. Эволюционный механизм возникновения формы их шипов пока изучается, но то, как они ими умеют пользоваться - поражает. Ясно только то, что к возникновению таких шипов могла привести только суровая среда для выживания. Изогнутые шипы могут легко вонзиться в кожу любого нападающего, а поскольку муравей некоторое время будет удерживаться на своём обидчике, он всё это время будет наносить болезненные укусы. Также благодаря шипам муравьи - в случае нападения на гнездо - массово сцепляются друг с другом. Хоть и делают они это непреднамеренно, но эта способность в разы усложняет задачу хищнику. Иногда эти шипы в шутку называют рыболовными.

Фото: wikimedia

Муравьи - один из самых сложных объектов для изучения. Из-за их сообразительности в научных исследованиях постоянно происходят серьёзные путаницы. Более полувека назад был поставлен опыт, в котором над муравьиной дорожкой на нитке была подвешена ёмкость с сиропом. Чтобы накренить ёмкость, нужно было потянуть другой конец нити, находящийся в другом месте дорожки. Результаты удивили. Получилось так, что одни муравьи тянули нитку - а другие вкушали сиропные радости. Учёные увидели в этом признаки альтруизма и осознанного коллективного мышления. Лишь потом, тщательно изучив все исходные данные, исследователи поняли, что неслабо обманули самих себя. Муравьи, тянущие нитку, не помогали своим собратьями - они просто хотели очистить дорожку от какой-то неведомой штуки, затрудняющей движение. А другие просто увидели, что откуда-то появился сироп, ну и начали налегать на него. 



Очередной прокол, который был на слуху, случился 9 лет назад. Сразу скажем наперёд, что в данном случае энтомологи, может, и правы, но слишком уж большая вероятность в ошибочной интерпретации. Сенсационные заголовки облетели весь мир: муравьи-бегунки спасают попавших в ловушку сородичей. Они откапывают песок, тянут его за лапки, пытаются перегрызть нить, которой он привязан. И спасают только родственников, а не особей своего вида в целом. Но таких случаев было зафиксировано слишком мало, чтобы делать серьёзные выводы. И напрашиваются очевидные мысли: видишь муравья - дёргая его, а если по запаху он чужой - ну так он нам и не нужен.

Фото: krasfun.ru

Как правило, для упрощения математические модели взаимоотношений хищников и жертв рассматривают так: один вид - одна жертва. Конечно, в природе всё зачастую сложнее: один хищник может питаться несколькими жертвами, и на одну жертву может охотиться несколько врагов. К тому же, взаимоотношения между хищниками бывают разные: они либо мешают друг другу, либо взаимодополняют, и тоже разными способами. Учёные из США в 2010-2011 годах в штате Коннектикут провели уникальный, первый в своём роде эксперимент, целью которого было изучение взаимоотношений между муравьями и птиц, которые поедают на деревьях различных гусениц. В оборот исследователи взяли 6 гектаров леса, 8 видов деревьев, 5 видов птиц, виды муравьёв из 3 родов, 69 видов гусениц из 9 родов.


Суть эксперимента заключалась в том, что благодаря некоторым манипуляциям изучаемые ветки разделили на несколько классов: к одним не допускали никого, к другим - только муравьёв, к третьи - только птиц, к четвёртым допускали и тех, и других. Через три недели собирали муравьёв и гусениц, определяли их видовую принадлежность. Отдельно отмечали, являются гусеницы полифагами или монофагами. Были подготовлены многомерные статистические модели, после анализы которых можно было сделать окончательные выводы. Как и ожидалось, муравьи и птицы заметно сокращали популяцию гусениц, и наибольший эффект был заметен в местах, куда были допущены эти два хищника. Птицы, как более крупные хищники, выбирали более крупных жертв, а муравьи - более мелких. Самым интересным и неожиданным оказалось то, что существует дифференциация жертв по типу питанию (полифаги или монофаги). Муравьи не оказали влияния на гусениц-полифагов, а вот птицы истребили 24% их популяции; с другой стороны - птицы никак не повлияли на гусениц-монофагов, когда муравьи сократили их популяцию на 19%. При этом эффект влияния муравьёв на этих гусениц был заметен только в присутствии птиц.


Учёные пока не могут объяснить этого факта, хотя уже строят на этот счёт гипотезы. Возможно, гусеницы-монофаги хорошо адаптированы к определённым растениям в более широком смысле, чем предполагалось ранее: они не просто питаются, но и лучше на них скрываются - вот и для птиц они становятся менее заметными, чем для муравьёв. Либо муравьи переключают своё внимание на этих гусениц тогда, когда птицы заметно понижают количество полифагов.

Результаты были опубликованы в журнале Journal of Animal Ecology
Фото: wikimedia

Геральдика - древняя традиция и практика использования различных символов на гербах стран, городов, семей и других образований. Язык этой дисциплины сложился в Средневековье, тогда она начала оформляться как полноценная наука, но её корни можно проследить в глубинах человеческой истории. В геральдике особое значение придают различным животным: медведям, голубям, львам, лошадям, соколам, пчёлам, рыбам, и многим другим. Оказывается, в этом ряду нашлось место и для муравьёв. Конечно, гербы с муравьями встречаются крайне редко, но тем они, возможно, и приковывают к себе особое внимание. Считается, что муравей символизирует трудолюбие, порядок, исполнительность и усердие.


Предлагаем вам подборку 9 таких гербов. Какой вам нравится больше всего?



В далёком 2003 году на территории Малайзии Fernando Fernández впервые обнаружил мёртвого муравья вида Tyrannomyrmex rex, которого все сразу прозвали тирексом. Название было дано не случайно - учёный сравнил маленькие мандибулы своего экземпляра с относительно маленькими лапами тиранозавров. На живых особей буквально сразу началась охота. Учёные посещали Индию, Шри-Ланку, но находили только мёртвых рабочих, как правило среди опавших листьев. И только недавно энтомологам удалось найти живую колонию этих муравьёв. Первым это сделали сингапурские энтомологи Mark Wong и Gordon Yong, сотрудники Национального университета Сингапура. Произошло это событие в марте 2016 года. Почему так долго никто не мог найти этих муравьёв? Оказывается, причины были достаточно прозаичными. Во-первых, обитают они в слабоизученной среде - кусках влажной и гниющей древесины, скрытой в почве. Во-вторых, они ведут ночной образ жизни. В-третьих, колонии этих насекомых небольшие - около 30 особей в каждой. 


Результаты исследования опубликованы в научном журнале Asian Myrmecology
Фото: National Geographic

Немецкие исследователи из Ульского университета и Университета Карла Эберхарда из пенопластового шарика весом около 3 грамм и нескольких нехитрых приспособлений, оборудованных датчиками, соорудили полноценную беговую дорожку, благодаря которой могут изучать бег насекомых. Шарик из пенопласта поддерживается направленным потоком воздуха, а датчики регистрируют скорость его вращения и некоторые другие параметры. Первыми испытуемыми данного оборудования были муравьи-бегунки. Учёные проверили теорию о том, что муравьи способны точно определять пробегаемое от своего гнезда расстояние. Как оказалось, данные подтвердились.



Бегунков ловили прямо возле муравейников, и приклеивали их к специальному подвесу беговой дорожки. Насекомые начинали бежать, как ни в чём не бывало, надеясь найти свой дом. Через определённое расстояние они останавливались, и зафиксированное расстояние всегда было близко к действительному расстоянию от гнезда к тому месту, где муравьи были пойманы. Как сообщает Анатолий Захаров, ведущий сотрудник Института экологии и эволюции им. Северцова РАН, подобные спортивные дорожки, похожие на колесо для белок, разрабатывались раньше и в России, чтобы проверить, существует ли у разных видов муравьёв чувство мышечной дистанции. Исследовались зачастую те виды, которые кормятся на больших территориях; им приходится постоянно бегать на расстояния в 5-10 минут от своего дома.


Фото: Matthias Wittlinger

Муравьи - социальные насекомые, которые общаются между собой посредством усиков. Также в их взаимодействии важную роль играет химическое взаимодействие. Доктор биологических наука Жанна Резникова и математик Борис Рябко провели серию экспериментов, которая установила наличие у муравьёв периода обучения собственном языку. Главный вопрос, который стоял перед учёными, заключался в следующем: нуждаются ли молодые муравьи в уроках использования усиками, или они сразу же рождаются с инстинктивными знаниями о том, как нужно пользоваться своими антеннами. Образно говоря, исследователи пытались установить, есть ли у муравьёв стадия лепета, пусть и в варианте жестов.



Чтобы разобраться в способности общения у взрослых и молодых особей, их - в разных комбинациях - попарно помещали в чашку Петри. Оказалось, муравьи охотно общаются друг с другом, но многие детали этого общения зависят от того, с кем конкретно приходится иметь дело. Двое взрослых контактируют друг с другом часто, но мимолётно, словно им хватает мгновения, чтобы понять собеседника. Если же со взрослым поместить молодого родственника, он будет инициировать общение в два раза чаще, и при этом будет постоянно трогать усики партнёра. Но если контакты между взрослыми длились около трёх секунд, то между молодыми - почти двадцать, т.е. они общаются намного больше. При этом движения их усиков не такие быстрые и чёткие, даже расфокусированы. Одной антенной они могут общаться, а другой ощупывать пространство вокруг себя. Учёные сделали предположение, что коммуникативные способности у муравьёв развиваются с возрастом и постоянным опытом общения со старшими. Таким образом, эти насекомые в очередной раз подтвердили свою социальную природу.


Исследование опубликовано в Journal of Comparative Psycology.
Фото: justdoits.guru

После Второй мировой войны на фоне активизации транспортных сетей в несколько раз ускорились процессы глобализации. Именно это поспособствовало тому, что многие виды муравьёв, названных инвазивными, распространились в необычных для себя средах обитания. В списке сотни самых опасных инвазивных животных можно встретить и пять наименований муравьёв.


Доктор Cleo Bertelsmeier из Лозаннского университета (Швейцария) изучала информацию о четырёх с половиной тысячах случаев перевозки муравьёв с помощью воздушного и морского транспорта в США и Новую Зеландию, которые были осуществлены с 1914 по 2013 год. Согласно её выводам, в США сейчас перебрался 51 вид, а в Новую Зеландию - 45. Любопытно, что большинство чужаков переселились из тех районов, где они и до того были чужаками. То есть произошла вторичная миграция. 

Анализ миграций этих насекомых необходим для того, чтобы оценить уровень возможной угрозы или пользы как для экосистем, так и для человека. Правильное прогнозирование помогло бы спасти некоторые вымирающие виды животных. Это помогло бы создать обратную тенденцию в этом непростом явлении, поскольку на данный момент инвазивные муравьи либо не выживали на другой территории, либо - при отсутствии естественных конкурентов и врагов - распространялись и наносили огромный и даже необратимый ущерб местному биологическому разнообразию.

Исследование опубликовано в "Proceedings of the National Academy of Sciences"
Фото: greenleafpestcontrol.com

За последнее десятилетие учёные хорошо продвинулись в понимании так называемого явления рабовладения среди муравьёв. То, что сначала приписывали одному виду, оказалось распространённой характеристикой. Исследователи из США и Германии первым делом изучали муравьёв вида Temnothorax longispinosus. Конечно, случаи восстания и боевого сопротивления среди этих насекомых пока не зафиксированы. Но оказалось, что эти насекомые вполне понимают, что такое саботаж и диверсия. Порабощённые способны не только увиливать от своих обязанностей, но могут дойти и до убийства потомков своих поработителей. 


Конечно, пока точно неизвестно, как часто встречаются подобные восстания. Какой механизм срабатывает, взывающий к свободе, тоже не совсем ясно. Вероятно, главный импульс неприятия своих хозяев просыпается у нянек-рабов, которым приходится вплотную работать с расплодом. Поскольку коммуникация муравьёв между собой тесно связана с химическими реакциями на феромоны, то в один момент няньки отторгают малюток. В будущем колония рабовладельцев старается избегать порабощать муравьёв того же вида, который нанёс им ущерб. 

Фото: Alexandra Achenbach